Новое платье отечественной Yota Devices

Смартфоны YotaPhone обласканы вниманием высших российских чиновников. Последним в этом ряду отметился первый вице-премьер Игорь Шувалов, 30 марта принявший в дар российский смартфон на Азиатском форуме в китайском городе Боао (остров Хайнань). Интересно, задается вопросом Comnews, хватит ли мужества кому-нибудь произнести сакраментальную фразу: «А король-то голый»?

Создатель YotaPhone – компания Yota Devices – продвигает устройство как «первый российский смартфон». Собственно, и сама компания позиционируется как российская. ООО «Йота Девайсез» действительно зарегистрировано в Москве (по адресу: Русаковская ул.,13). При этом, как отмечается, компания полностью контролируется иностранными владельцами: согласно данным ЕГРЮЛ, 99% долей «Йота Девайсез» принадлежат кипрской фирме Yota Devices Ltd., а 1% уставного капитала находится в собственности офшора Yota Devices IPR Ltd. (Британские Виргинские острова). По сообщениям СМИ, в марте 2014 года 25% уставного капитала Yota Devices приобрела государственная корпорация «Ростехнологии» (с июля 2014 г. – «Ростех»). Правда, на официальном сайте ГК «Ростех» эта информация почему-то приведена только со ссылкой на статью в газете Financial Times.

Владельцем патентов на YotaPhone (как минимум, в США и Японии) является Yota Devices IPR Ltd. А в руководстве по эксплуатации YotaPhone черным по белому указано: «Изготовитель: Yota Devices Ltd., 6016, Larnaca, Cyprus (Кипр)». ООО «Йота Девайсез» в том же документе представлено как «уполномоченное изготовителем лицо».

Представители Yota Devices утверждают, что YotaPhone разработан в Москве. Единственным конкурентным преимуществом этого смартфона называется наличие двух экранов – цветного и черно-белого, выполненного по технологии электронных чернил (eInk). Даже если предположить, что сила второго экрана сравнима с multi-touch screen, благодаря которому несколько лет назад Apple ворвалась на рынок мобильных устройств, его бы мгновенно скопировали десятки азиатских (прежде всего, китайских) фирм. Но, в отличие от multi-touch screen (сенсорных дисплеев с одновременным распознаванием двух и более точек касания), технология двух экранов не вдохновила китайских клон-мейкеров.

О том, что в двух экранах нет ничего привлекательного для потребителей, говорят и данные о продажах YotaPhone. Первая версия была продана в количестве 12 000 штук, что тянет разве что на опытную партию. Правда, генеральный директор ООО «Йота Девайсез» Владислав Мартынов на Mobile World Congress 2014 в Барселоне утверждал, что количество – не главное: важнее то, что YotaPhone попал в руки тех, кто «хочет новый тип устройств», и они смогли «поработать с приложениями». Сама компания, по словам Мартынова, приобрела тогда опыт работы на рынке.

Но и с новой моделью телефона – YotaPhone 2, которая появилась на рынке в декабре 2014 года, – компания Yota Devices пока далека от всемирного успеха. По данным исследовательской компании GfK, в декабре Yota Devices продала 436 смартфонов YotaPhone 2 и 227 штук YotaPhone первого поколения, в январе 2015 года эти цифры составили 714 и 6 штук соответственно. Правда, по словам представителя Yota Devices, за декабрь прошлого года в России было продано примерно 30 тыс. YotaPhone 2. Служба доставки «СПСР-экспресс» в декабре доставила около 20 тыс. аппаратов, заказанных через магазин Yota Devices. С декабря прошлого года по февраль 2015-го сеть магазинов Yota продала 3038 смартфонов. А сеть магазинов “Деликатесы Стерео” за аналогичный период продала около 2 тыс. устройств. Если учесть, что в 2014 году в России в среднем продавалось по 2,2 млн смартфонов в месяц, нетрудно подсчитать, что доля YotaPhone обеих моделей не дотягивает и до полутора процентов отечественного рынка.

О масштабных продажах YotaPhone за рубежом пока тоже не слышно. Еще в начале 2014 года Yota Devices собиралась «открывать» по одной стране в месяц, что на поверку оказалось появлением в стране (или даже группе соседних стран) одного представителя.

Если чиновники хотят поощрить отечественную компанию, которая ведет разработки в сфере мобильных устройств в России, у них есть не менее достойные кандидаты, чем Yota Devices. Например, российское ЗАО «Эксплей» (головной офис – в Москве) четыре года назад разработало смартфон с тремя SIM-картами, а в 2014 году вывело на рынок бюджетные смартфоны стандарта LTE (все устройства – под брендом Explay). Объем продаж «Эксплей» в 2013 году составил 10 млрд рублей, а в 2014-м – уже 12,9 млрд рублей. По данным розничной сети «Связной», в III квартале 2014 года продажи планшетов Explay в количественном выражении обошли iPad.

Петербургское ЗАО «Электронные системы «Алкотел» с 2004 года разрабатывает под маркой teXet целый веер гаджетов – от смартфонов и планшетов до автоэлектроники и «умных» часов. Согласно данным агентства IDC, по итогам 2014 года teXet вошел в Тор-5 поставщиков планшетов в России, а также занял солидные позиции по другим товарным категориям: электронные книги (доля рынка РФ – 18%), МР3-плееры (27%), цифровые фоторамки (51%).

Московское ЗАО «Авирса Электроникс» с 2008 года разрабатывает электронику под маркой Wexler. Компания контролирует свыше 30% российского рынка электронных книг, а с 2014 года начала производить и смартфоны, заняв по итогам прошлого года более 2% отечественного рынка. При этом если заказы на производство устройств YotaPhone, Explay и teXet размещаются исключительно в Китае, то у Wexler производственные мощности имеются и в Московской области.

Но российские чиновники ни разу даже не заикнулись об Explay, teXet, Wexler или иных российских технологических брендах. Зато глава «Ростеха» Сергей Чемезов в декабре 2013 года представил YotaPhone премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву, в ноябре 2014-го, на саммите АТЭС в Пекине, Владимир Путин вручил YotaPhone китайскому лидеру Си Цзиньпину, а в марте 2015 года Игорь Шувалов официально принял YotaPhone в дар на Азиатском форуме Боао. Очевидно, что у высоких государственных мужей нет времени разбираться, кто, где и в каких количествах производит YotaPhone: они верят на слово бизнесменам, которые жонглируют словами «российский», «первый» и «уникальный». Но рано или поздно найдется человек, который – как мальчик в сказке Андерсена – воскликнет: «А король-то голый!»

И все стали шепотом передавать друг другу слова ребенка.

— Он голый! Вот ребенок говорит, что он голый!

— Он голый! – закричал наконец весь народ.

И королю стало не по себе: ему казалось, что люди правы, но он думал про себя: «Надо же выдержать процессию до конца». И он выступал еще величавее, а камергеры шли за ним, неся мантию, которой не было.

]]>